Новости
#3.2009. Боевые Искусства Eurasia
Главная \ Джун Ри Таеквондо \ Биография Джун Ри

Биография Джун Ри

Гранд Мастер Джун Ри

70.jpg

 У маленького корейца Джуна Ри было три мечты. Первая— навсегда уехать в богатую и красивую Америку. Вторая—открыть две школы боевых искусств, чтобы иметь достаточно денег на жизнь. И третья, главная—жениться на американской киноактрисе-блондинке. Джун Ри давно уже стал гражданином Америки. Школ у него столько, что не сосчитать, и денег ему, миллионеру, на жизнь хватает. Правда, на киноактрисе он так и не женился - но дело, в общем-то, совсем не в этом...

   Джун Ри, именуемый отцом американского таеквондо и являющийся одним из известнейших мастеров боевых искусств мира, родился 7 января 1932 г. в небольшом городке близ Сеула. Как он сам утверждает, рос хилым и слабым, был раскоординированным и малорослым даже по корейским меркам, и от сверстников и даже сверстниц ему доставалось частенько.

   В 13 лет он пришел в школу боевых искусств тансудо—термина таеквондо, появившегося в 1955 году, тогда еще не существовало. Уже два года спустя не по годам сообразительный Джун сделал вывод, что если он и дальше будет заниматься с таким же упорством, то имеет шанс добиться большого успеха. Но не в Корее, где боевые искусства были в то время не очень-то популярны и где мастеров хватало (Ри неоднократно признавал, что если бы не уехал в США, то никогда бы не сделал боевые искусства своей профессией), а в далеких Штатах, казавшихся ему тогда сладким миражом. Выбор будущего места жительства был сделан благодаря американскому кинематографу, где экранная жизнь в окружении белокурых красоток с двухметровыми ногами притягивала почище любого магнита.

   Сказано - сделано. Посвятив всего себя тренировкам, он с неменьшим рвением начал изучать английский, став лучшим учеником класса. И в 1956 году обладатель черного пояса Джун Ри с 46 долларами в кармане отправился покорять Америку. Пробыв в первый раз в Штатах всего несколько месяцев, он за это время успел открыть небольшой клуб на военно-воздушной базе в Сан-Антонио. И понять, что в США, где боевые искусства практически неизвестны, он может сделать феноменальную карьеру. Вернувшись на несколько месяцев домой и завершив там все дела, он на следующий год снова отправился в США—на сей раз в роли студента инженерного колледжа.

   Вскоре он провел свои первые показательные выступления в Техасском колледже—разбив ударом ноги в прыжке три толстенные доски, Ри произвел настоящий фурор. В Америке тогда было несколько школ дзюдо и джиу-джитсу, о таеквондо никто ничего не знал, так что несложно понять, что его выступления стали для зрителей настоящим шоком. И в феврале 58-го он открыл клуб при колледже, потом—еще несколько клубов при колледжах и университетах штата Техас.

   До 1972 года Джун Ри вместе с другими родоначальниками боевых искусств в США занимался развитием традиционного каратэ, организовывал турниры по так называемым бесконтактным правилам. Однако Америке, привыкшей к жестким зрелищам, эти соревнования со временем наскучили, и на первое место вышло появившееся в начале 80-х контактное каратэ, а затем кикбоксинг. Ри в 1972-м отошел от традиционного каратэ и стал основателем “пойнт-каратэ”, то есть полуконтактных поединков в протекторах. Прекрасно понимая, что фуллконтакт - удел профессионалов, а традиционное каратэ с его бесконтактными поединками утратило свою привлекательность, он создал новое направление, привлекавшее людей разных возрастов и уровней физической подготовленности тем. Что можно было работать в контакт, ничем при этом не рискуя.

   Еще в 70-м, после того как его ученик получил серьезную травму во время поединка, Ри начал разрабатывать систему защиты, и по его заказу одна из фабрик изготовила специальные протекторы, включавшие в себя шлемы, кирасы, перчатки и футы. Убив таким образом кучу зайцев, Ри продолжал процветать, да еще пуще прежнего. Тем более что созданные по его замыслу протекторы пришлись по вкусу не только в Америке и начали распространяться в Европе - в итоге Ри стал владельцем двух заводов по выпуску средств защиты.

   Как и многие мастера, Ри попробовал свои силы в кино, снявшись в фильмах “Удар тэквондо” и “Жало дракона”. На том его кинокарьера и завершилась - как говорит он сам, по той причине, что кино просто перестало его интересовать. Но зато точно известно, что в 1973 году Брюс Ли, задумавший снять уникальную картину “Игра смерти”, приглашал Джуна Ри на съемки, но из-за внезапной смерти Брюса начатый им фильм доснимали другие, услугами Ри не воспользовавшиеся. Кстати, сейчас в Штатах есть книга, описывающая дружеские отношения и переписку этих двух Мастеров – реформаторов боевых искусств

m_rhee.jpg.

   Джун Ри и в самом деле достоин уважения, он создал себе репутацию великого мастера и учителя. После создания экипировки для спарринга и нового направления таеквондо, он не успокоился на достигнутом и продолжал расширять сферы своего влияния. Так, он обратил пристальное внимание на детей и разработал для них специальную программу, которая была одобрена не только простыми американцами, но и руководством страны. При этом он сделал главный упор на то, что занятия боевыми искусствами дают подрастающему поколению не только физическую силу и технику, но и моральные ценности и стимул к изучению наук. Джун Ри ввел в своих клубах систему, по которой сдавать экзамены на черные мастерские пояса могли только школьники, учившиеся на “хорошо” и “отлично”. Разумеется, все это способствовало росту его популярности, и не случайно президенты Рональд Рейган и Джордж Буш принимали его в Белом Доме и отмечали его вклад в дело воспитания будущего Америки.

    Джуна Ри называют в Штатах лидером “революции счастья”— созданная им "Философия Действия - Будь Примером" основывается на том, что любым человеком движет стремление к счастью, которое состоит из любви, красоты и искренности. Счастье сложно достижимо, поскольку люди не любят друг друга и не умеют управлять своими эмоциями, однако этому умению учат боевые искусства. Благодаря тренировкам человек достигает душевного равновесия, становится уверенным в себе и начинает уважать и любить других, а следовательно становится счастливым. Эта вкратце изложенная здесь философия нашла отклик в сердцах множества людей. Семинары, проводимые им по всему миру, собирают толпы, в его клубах  занимаются богатые и бедные, белые и черные, взрослые и дети. Клуб Джуна Ри существует даже в Конгрессе США, а среди его учеников числятся самый популярный публицист Америки Джек Андерсон, мультимиллионер Энтони Роббинс и многие другие известные люди.

   В своем стремлении сделать боевые искусства максимально привлекательными Джун Ри стал автором еще одного оригинального детища, подвергшегося жесткой критике со стороны тогдашних мастеров боевых искусств—еще в 1973 году, когда он получил американское гражданство, Джун Ри поставил первый “балет боевых искусств”, музыкальной основой которого стала пятая симфония Бетховена. Впоследствии он поставил еще несколько балетов, начал пропагандировать выполнение ката с музыкальным сопровождением и добился того, что число его приверженцев значительно возросло. На даны момент музыкальные формы( какта, пумзе, тыли) популярны во всех стилях боевых искусств.

   Гранд Мастер Джун Ри создал новый облик боевых искусств, значительно изменив традиционный и привлекая к занятиям все большее количество людей. Своим примером он возжигает в сердцах стремление к самосовершенствованию. Много ли Вы знаете людей, кто в свои 80 лет отжимается от пола или приседает 100 раз за минуту?! Поэтому каждый решает для себя сам, как следует относиться к такому человеку.

  И остается только гадать, выиграл бы или потерял мир боевых искусств, если бы в свое время маленький кореец Джун Ри не влюбился в длинноногих блондинок из далекого Голливуда...

 

    Джун РИ  история (детства)

 

  Я родился в простой семье в городе Санянгри (провинция Асан, Корея) 7 января 1932 года. Мой отец, Джин Хун и моя мать, Кей Им Ри, к тому времени уже имели двоих дочерей, Намгу и Ангу, родившихся в 1924 и 1928 гг. Когда моя мама была беременна мной, родители очень хотели, что бы у них родился сын. В то далёкое время почти 99% корейских семей хотели, чтобы у них родился мальчик, а не девочка. По вполне понятной причине. Во все времена женщине несправедливо отводилась второстепенная роль. Считалось, что женщина должна служить мужчине. Я помню как в моём детстве моя мама прислуживала своему мужу почти как королю. Теперь вы можете понять каким я был желанным ребёнком. Я благодарю Создателя за то, что Он сделал меня мальчиком, иначе я не занимался бы сейчас Таеквондо.

  Большинство беременных женщин в Корее после зачатия ребёнка видят сон, который называется ТАЭМОНГ. И когда я был зачат, моя мама тоже видела этот сон. Она рассказала мне сюжет своего ТАЭМОНГа: “Я была во дворце, который был окружен высокими и массивными стенами, и я слышала рев тигра, а потом я проснулась”,– рассказывала она.

   С 1962 по 1963 года моя деятельность в Таеквондо широко освещалась в газетах, на телевидении и радио в США и Корее. Мои родители думали, что сон ТАЭМОНГ был очень интересным совпадением.

  Когда мне ещё не было одиннадцати месяцев, старшая сестра Нэм нянчила меня и нечаянно уронила на пол. Я сломал правую бедренную кость между коленом и бедром.

  В тот же день мой дедушка по маминой линии, господин Хонг Чонг Ки, умер от какой-то кишечной болезни. Моя мама отнесла меня к своему отцу, который жил примерно в 8 километрах от нашего дома. Мать рассказывала, что рукой покойного отца погладила моё сломанное бедро. В те далёкие времена корейцы верили, что это помогает излечивать недуги. После всего лишь одного визита к доктору моё сломанное бедро чудесным образом полностью срослось.

  Мама рассказывала, что чувствовала себя виноватой в том, что моё сломанное бедро волновало её больше, чем смерть отца. Её любовь ко мне заглушила чувство скорби. Это должно быть та самая материнская любовь, которую дети никогда по-настоящему не ценят. Мои родители не могли предположить, что по роду своей профессии я буду прыгать и делать удары ногами после перелома бедра. Как вы видите, невозможно предсказать будущее ребёнка.

  У моего отца Джинхуна было три брата: Шихун, Манхун, Сангхун и одна сестра - Сунвон. Когда мне было 5 лет родители отправили меня в дом дяди Сангхуна, чтобы я пожил там 1 год. А дядины дети переехали в наш дом. Эта «программа обмена» была создана для того, чтобы воспитывать в детях самостоятельность с раннего возраста. Психологический аспект этого обмена состоял в том, что дети не зависят от своей тёти в такой мере, как от мамы.

  В раннем возрасте я научился уважать родителей и старших. Мой дедушка и дядя многому научили меня за тот год, что я был с ними. Они учили меня быть послушным с родителями, со старшими и с учителями в школе. Я выучил, что моим первым долгом каждое утро было приветствовать дедушку и дядю глубоким поклоном со словами «Спокойно ли вам спалось этой ночью, сэр?»

  Я научился в разговоре со старшими всегда заканчивать фразу или предложение словами Сэр или Мэм. Меня научили вставать, когда в комнату входили дедушка, отец или дядя и садиться только с их разрешения. Меня научили молчать, когда разговаривают старшие, отвечать коротко, и только когда спрашивают.

  Мой дедушка был учёным с докторской степенью по Конфуцианской литературе в университете Санг Кюн Кван, который сейчас находится в Сеуле. Он был мудрым человеком с сильным характером и приятными манерами. Я очень его любил и сейчас скучаю по нему. Он прожил долгую жизнь и умер в 92 года – в то время это было редкостью, учитывая примитивные методы лечения болезней. Я связываю его долгую и здоровую жизнь с ежедневными упражнениями на растяжку, которые он строго выполнял в течении 30 минут каждое утро. И на базе его упражнений, а также упражнений Йоги я разработал свой комплекс, который назвал «ежедневная дюжина Джуна Ри», который включает в себя 12 упражнений на растяжку. Этот комплекс входит в учебный план программы Джун Ри Таеквондо.

 Родители отдали меня в «Гал Бэнг», что означает «комната для слов» – нечто вроде детского садика. Дедушка подарил мне книгу для учёбы в «Гал Бэнге». Однажды, по невнемательности, я оставил её на школьной площадке. Когда я вернулся домой, мой дедушка попросил принести ему книгу, что бы он мог проверить, как я умею читать. Я сказал, что одолжил её своему другу, но, к моему удивлению, он протянул мне потерянную книгу. Можете себе представить, как я испугался – это был первый раз, когда я соврал.

  Мой дедушка сказал, что меня следует наказать по двум причинам. Во-первых, за неаккуратное обращение с книгой, и, во-вторых, за то, что я грубо соврал. Мой пятилетний мозг понимал, что я был не прав, и поэтому я стерпел порку без всякого чувства обиды на него. Затем он мягко объяснил: «Дитя моё, разве ты не знаешь, что всегда, когда ты врёшь, хитришь или воруешь, Бог видит твои поступки, и всегда, когда ты делаешь добрые дела, Он тоже наблюдает за тобой». Эти слова произвели на меня огромное впечатление. Я уверен, что это был самый важный момент в моей жизни, повлиявший на формирование моего характера.

  Однажды, год спустя, дедушка позвал меня в свою комнату и спросил: «Ты скучаешь по своей маме?». Я ответил: «Да, сэр». Улыбаясь, он сказал: «Завтра приедет твоя мама и заберёт тебя домой, где ты будешь ходить в начальную школу». Моё лицо засияло от радости, и я воскликнул «Не может быть!» В ту ночь я не мог заснуть, так как с нетерпением предвкушал встречу с мамой, с которой я не виделся целый год. Несмотря на то, что расстояние между моим домом и домом моего дедушки было 80 километров, в то время, чтобы преодолеть этот путь требовалось один или два дня из-за плохого состояния дорог. В наши дни на это уходит чуть больше часа. Вот какие изменения произошли в нашем мире за какие-то 50 лет.

  Мой дедушка каждое утро просыпался около шести часов утра, тогда как я спал до восьми. Но в то утро, когда должна была приехать моя мама, я проснулся чуть раньше пяти часов, и мне пришлось ждать больше часа пока проснётся мой дедушка, чтобы сказать ему доброе утро. Я был так взволнован, что решил попытаться встретить маму по дороге к дому.

  Мама должна была приехать на поезде в деревню Шин Чанг, которая находилась в 8 километрах от дедушкиного дома. В начале шестого часа после полудня я увидел свою маму в ста метрах от себя. Я побежал к ней так быстро, как только мог. Я чуть было не бросился к её рукам, но она была равнодушна ко мне и не собиралась меня обнимать. Я очень смутился, когда понял, что это была не моя мама, и заплакал.

  Спустя десять минут я увидел другую женщину идущую по направлению ко мне, но на этот раз я вёл себя осторожно, чтобы быть уверенным и не повторить ошибку. На этот раз женщина побежала мне навстречу, и я был почти уверен, что это была моя мама, хотя и сомневался. Когда я бросился в её объятья, я заплакал, и моя мама тоже заплакала, и я мог видеть, как она пыталась скрыть это от меня. Всю дорогу я нёс её сумку. Это был самый счастливый момент в моей жизни. Несколько дней спустя, мы вернулись домой, в Сувон, и я был зачислен в Шинпунскую начальную школу, где занимался шесть лет, пока мне не исполнилось одиннадцать.

  Мой отец работал клерком в небольшой компании. Однажды, когда я был во втором классе, по пути домой я зашёл к отцу на работу, и он просто так дал мне два пенса. Я спросил его: «Что Вы хотите, чтобы я купил». Он ответил: «Купи себе конфет». Я не мог поверить в то, что мой отец, которого я так боялся, дал мне денег на конфеты. Я был приятно удивлён и благодарен, потому что до этого дня отец никогда не проявлял свою любовь ко мне. Я знал, что он был для меня важным и ценным человеком, но я никогда не был уверен, что он меня любит.

  Я не потратил деньги на конфеты, а купил нескольких морских моллюсков для любимого супа отца. Мама спросила, где я раздобыл моллюсков, и я рассказал ей всю историю. Она была тронута бескорыстной заботой своего маленького сына. Она похвалила меня и сказала, что я почти всегда слушаюсь родителей и учителей (возможно ток оно и было, потому что я боялся быть непослушным).

  Однажды, когда мне было шесть лет, я пришёл домой в слезах просить у мамы защиты. Мама спросила меня, почему я плачу. Я рассказал ей о том, что меня отшлёпала пятилетняя девочка Сундак, которая жила по соседству. Несмотря на то, что я был на год старше её, она была настоящей задирой. Моя мать дала мне такую затрещину, что некоторое время я не мог опомниться. Она действительно была расстроена тем, что её сына отшлёпала девчонка на год младше.

  В тот момент я действительно должен был что-нибудь сделать, чтобы устоять на ногах. Другими словами, я должен был стать сильным и уверенным, чтобы самому заботиться о себе. Но в моём городе не было студии таеквондо, и я мог заниматься только тяжёлой атлетикой. Несколько лет я занимался поднятием тяжестей, до тех пор пока мне не исполнилось 13 лет, и я не переехал в Сеул, где пошёл в среднюю школу.

  После окончания начальной школы в 1943 году, мои родители отправили меня в Сеул к дяде Манхуну. Я был зачислен в среднюю школу Донг Санг (г. Сеул, Корея). По нашей школьной программе каникулы у нас были 2 раза в год – летом и зимой, продолжительностью 1 месяц. Вплоть до окончания средней школы все летние и зимние каникулы я проводил у дедушки.

  Я был как раз на летних каникулах, когда узнал, что Корея освободилась от японской оккупации 15 августа 1945 г. Я чётко помню, как был взволнован этой новостью и при этом кричал «Мы свободны!». Я помню, что мой двоюродный брат очень странно посмотрел на меня, и я почувствовал, как глупо я себя вёл. Я не был достаточно взрослым, чтобы по-настоящему оценить значение Национального Освобождения, хотя и понимал, что это было важно для корейского народа.

  В сентябре 1945 года я вернулся домой в Сувон. Моя семья переехала в больший дом. Отец купил его у японца, который был вынужден покинуть Корею. Вместе с домом к нам попали две скрипки. В то время иметь скрипку казалось мне чем-то невероятным. Я захотел научиться играть на них, и начал упражняться, но не придерживался никакой системы. Для каждой струны я придумал ноту и на слух разучил несколько корейских народных песен. Я получал от этого огромное удовольствие.

  В 1946 году на ежегодном смотре школьных талантов я впервые получил возможность сыграть на скрипке и губной гармошке перед публикой. Директором школы был Чанг Мюн, который позже стал первым послом Кореи в Соединённых Штатах при президенте Сигмане Ри (не мой родственник), а ещё позже Премьер Министром Кореи, когда Сигман Ри был свергнут после студенческого бунта 9 апреля 1960 года.

  Вместо модных классических песен я сыграл несколько корейских народных, которые мы обычно слышали от местного торговца лекарственными травами, когда он пытался привлечь покупателей. На следующее утро я получил новое прозвище «Якянгса», которое означало торговец и лекарь лечебными травами. Так или иначе, я был удостоен чести пожать руку директору школы, господину Чангу Мюну.

 Среди одноклассников я всегда был самого маленького роста. И только в седьмом классе я заметил, что у нас есть мальчик ниже меня. Это меня успокоило и вскоре мы с тем мальчиком стали хорошими друзьями.

  Вы не поверите, но в школе я был очень нескладным. Каждый раз, когда у нас были соревнования по бегу, я финишировал последним или предпоследним. Домой я часто приходил в слезах, потому что не мог постоять за себя. И это меня угнетало и расстраивало. Ребята-драчуны разожгли во мне желание заниматься боевыми искусствами. Вот так я пришёл в  таеквондо.

  В сентябре 1947 года я записался в школу Чунг До Кван для изучения Танг Су До, так раньше называлось таеквондо. Школа Чунг До Кван была основана Грандмастером Вон Кук Ли. Я полностью посвятил себя занятиям, чтобы в один из дней стать лучшим. В то далёкое время таеквондо не было так популярно как сейчас, и мой отец, закоренелый консерватор, считал, что это не больше, чем уличная драка. Поэтому в течение первых трёх месяцев я не говорил ему о том, что начал заниматься таеквондо. Потом мой отец приехал в Сеул, чтобы повидать нас, и тогда он узнал о моих занятиях. Моему дяде удалось уговорить отца разрешить мне продолжать тренироваться.

  С тех пор как Корея стала независимой, в страну хлынул поток американских фильмов. Но в то время ученикам и студентам запрещалось посещать кинотеатры. Однажды я с другом всё-таки тайком проник в кинозал. Я никогда в жизни не видел столько красивых девушек. В тот вечер я поставил перед собой цель когда-нибудь жениться на красивой американской блондинке. Но я не знал как мне найти блондинку в Корее, и понимал, что единственный способ осуществить свою мечту - это уехать в Америку. Я также должен был думать о содержании своей будущей семьи и самого себя в США. Я решил, что представлю таеквондо американскому народу. Возможность для отъезда в США не появлялась долгое время. Я настроился уехать, как только представится возможность.

  С тех пор я начал усиленно изучать английский язык. В девятом классе у меня был очень хороший преподаватель английского, господин Кванг Ким. Однажды, господин Ким попросил меня прочитать и перевести абзац из учебника по английскому языку. Мне повезло, что в тот день я хорошо подготовился, и поэтому отвечал отлично. Мистер Ким похвалил меня перед всем классом. Я чувствовал себя счастливым и воодушевлённым, хотя и был немного смущён. Этот случай послужил мотивом для ещё более усердного изучения английского языка.

  В течение двух лет, только несколько моих близких друзей знали, что я занимаюсь таеквондо. Однажды, когда я учился в одиннадцатом классе, известный на всю школу задира отобрал у меня карандаш. Я вежливо попросил вернуть карандаш. В ответ я услышал: «Заткнись!». Я сказал ему, что хочу увидеться с ним после занятий, и он принял мой вызов.

  После занятий мы встретились за школой возле виноградника, где никто не мог нас увидеть. К тому времени у меня уже был коричневый пояс, и я был готов проверить себя в реальном поединке против одного из самых отъявленных задир в школе. Я знал, что если пройду этот тест, то стану одним из самых смелых парней во всей школе.

  Я очень нервничал, но было уже слишком поздно переживать. Я сделал всё возможное, чтобы выиграть этот поединок. Он первым кинулся на меня. В ответ я ударил его кулаком в левый глаз и поставил синяк, а после нанёс удар ногой в горло. Он немедленно прекратил драться, выкрикнув: «Сдаюсь!» Я не мог поверить, что одержал победу над самым сильным парнем в школе. На следующий день тот парень появился в школе с большим синяком под глазом и ему пришлось рассказать своим друзьям о том, что произошло. С тех пор мои одноклассники стали лучше ко мне относиться и больше уважать. Я чувствовал себя на высоте, и теперь с большим удовольствием ходил в школу. Моя сила обеспечила мне спокойную жизнь

breaking.jpg